[ X ]
[ X ]
Breaking news9 Июля 2021 14:58

Два дня, за которые я по-другому взглянул на жизнь: репортаж из районов, вернувшихся в состав Азербайджана

3 июля 2021 года. Вместе с группой журналистов из разных стран мы покидаем город Баку и направляемся в Физули, один из семи районов, которые в 2020 году после крупной операции азербайджанской армии возвращены в состав Азербайджана, спустя 28 лет. Мы нетерпеливы, потому что не всем разрешено въезжать в регион, где всего несколько месяцев назад события широко освещались в прессе по всему миру. В дороге нехотя задаешься вопросом: Что нас ждет? Как нас встретят места, куда никто не имел доступа последние 28 лет? Увидим ли мы людей или только безлюдные места? и так далее. Множество вопросов, на которые нам не терпится узнать ответы.

В процессе общения, мы даже не замечаем, как съезжаем с современной трассы, по которой мы мчались из Баку в Физули. Огромные ямы, в которые периодически попадали наши машины, и пыль, уменьшившая видимость до менее метра, дали понять, что мы покинули цивилизацию и вошли в земли, где не так давно происходили бои между азербайджанскими и армянскими военными.

Перед нами из густого облака пыли появляются два солдата, один из которых одет в костюм военного инженера. У меня нет военной подготовки, но я понимаю, что это два высокопоставленных офицера. Высокие, широкоплечие, с лукавым взглядом, обожженные палящим солнцем, которое, кажется, на какое-то время овладело этими землями, военные приветствуют нас, и в их голосах ощущается тепло. Они ждали нас и сразу говорят об этом. Естественно, что они знали о нашем визите, потому что иначе мы бы не попали в эти места, где все напоминает о недавно завершившейся войне. Предлагают следовать за ними, и просят строго следовать их инструкциям, предупреждая нас, что мы находимся в зоне, где ведутся работы по разминированию. И в качестве дополнительного аргумента мы видим вдалеке трех экипированных с головы до пят инженеров, возвращающихся с задания. На вопрос, что происходит, офицеры объясняют, что инженеры только что закончили подготовку к подрыву ближайшей мины и что вскоре последует взрыв. Редкая возможность для нас, журналистов, увидеть, как ликвидируется мина, заложенная всего несколько месяцев назад. Но поскольку до взрыва есть время, нам рассказывают, как проходят работы по разминированию. Офицеры открыто говорят нам, что им предстоит проделать огромный объем работы и что пока у них есть только карта мин, заложенных в одном из семи районов. Но они не кажутся огорченными, а скорее гордыми тем, что делают. Они страстно говорят нам, что готовы работать днем ​​и ночью только для того, чтобы освобожденные территории снова заселили их соотечественники, которые будут жить не только в безопасности, но и в максимальном комфорте. Для этого инженеры специально работают над разминированием территории, где будет проходить новая железнодорожная ветка, линия жизненно важного значения для того, чтобы эти территории ожили.

Мы являемся свидетелями взрыва мины и рады, что она взорвалась на глазах таких зрителей, как мы, а не унесла жизни одного или нескольких невинных людей. Мы еще немного поговорили с пригласившими нас, после чего попрощались, потому что в тот день у нас еще было много дел, в том числе пересечь значительную часть местности, где год назад разворачивалась тяжелая борьба.

Мы направляемся на Физулинскую электростанцию ​​– объект стратегической важности, построенный всего за несколько месяцев. Эта станция играет решающую роль в возрождении региона, ведь она уже поставляет электроэнергию в аэропорт в Физули, а также на ближайший бетонный завод. Этот завод поставляет столь необходимый бетон для реконструкции инфраструктурных объектов, а аэропорт, как только он выйдет на полную мощность, решающим образом определит развитие региона, его возвращение к нормальной жизни после 28-летнего перерыва.

Чем ближе мы подъезжаем к электростанции, тем больше населенных пунктов встречаем. Но «населенные пункты» – громко сказано, правильнее было бы сказать то, что от них осталось. Внимательно осматриваемся, но не замечаем ни одного целого дома – все разрушены. Ищем следы от снарядов, но не находим. Похоже, что дома были разрушены не во время войны. Пытаемся разгадать загадку, а полицейский, дежурный в этом районе, объясняет, что все дома были намеренно разрушены армянскими военными, чтобы никто не мог жить в этой зоне. Наш собеседник сообщает, что единственное уцелевшее здание в районе – это своего рода казарма, в которой дислоцировались армянские военные. Несмотря на то, что он говорит о серьезных проблемах, полицейский, кажется, полон оптимизма. На прощание он приглашает нас снова приехать через год или два и уверяет: «Увидите, что мы вернем эти территории к жизни. Важно то, что мы их восстановили и продолжим работать так усердно, насколько это необходимо, потому что нет ничего прекраснее, чем сделать для своей страны все, что в ваших силах. И в следующий раз, когда вы приедете, вас буду встречать не только я, но и все люди, которые обязательно вернутся, чтобы жить здесь».

Мы продолжаем наш путь в Шушу, настоящую жемчужину Кавказа, возвращение которой азербайджанской армией стало кульминацией войны 2020 года. Несколько часов мы едем по строящейся дороге, глядя в окно на разрушенные до основания населенные пункты. Как бы я ни старался, я не видел ни целого дома, ни людей, ни животных среди руин. Единственными людьми на этой длинной дороге были только рабочие, работающие на строительстве дороги к Шуше. Должен признать, что работы действительно впечатляют – через каждые несколько километров одна или несколько машин и бригад рабочих. Работа сделана как по инструкции – это ​​понятно даже для таких непосвященных в сферу строительства, как мы. Подземные стеки, каналы, несколько слоев, проложенных в основании дороги и т. д. – нет сомнений, что скоро здесь будет современная дорога со всей прилегающей инфраструктурой.

Наблюдая за строительными работами, мы не упускаем из виду окружающие пейзажи. На самом деле, это было бы даже невозможно, потому что пейзажи кажутся из сказок. Хочешь не хочешь, а тобой овладевает мысль, что невозможно, чтобы в этих прекрасных местах не жили люди. Такие уникальные места нужно заселять обязательно, и я уверен, что скоро люди вернутся и снова будут здесь жить.

Приезжаем в Шушу. По большей части город пуст, что и понятно, ведь сейчас ведутся масштабные восстановительные работы. Власти готовят почву к моменту, когда люди смогут вернуться в город. Восстанавливается все – от мечетей и музеев до жилых домов. Нашему удивлению нет предела, когда мы видим реконструируемую христианскую церковь. На наши вопросы об этой заботе мусульман о христианском здании нам отвечают: «Эта церковь – часть культурного наследия города, а Шуша – наша культурная столица. Мы реконструируем все, и пусть христиане приходят молиться в их церкви – это нормально».

Прогулка по Шуше захватывает дух – даже при реконструкции этот город редкой красоты, а окружающие пейзажи потрясающие. Кто-то из коллег говорит, что ты можешь прийти сюда простым человеком, а уйдешь поэтом. И я не могу не согласиться – я объездил весь земной шар вдоль и поперек, но редко встречал места с такой сильной энергетикой, как Шуша. Я говорю это людям, которые нас сопровождают, и они загадочно улыбаются. Видя мое удивление, один из них объясняет мне: не торопись говорить об энергетике этого города, пока не посетишь знаменитое плато на его окраине. И действительно, вскоре мы приходим на плато, откуда нам открывается неописуемый вид. Высокие горы, покрытые растительностью, глубокие долины с затхлой травой, вдали виднеется столица Нагорного Карабаха, и заходящее солнце, кажется, не может покинуть эти сказочные места.

Местный житель (один из немногих, кто сейчас находится в городе), прекрасно знающий историю города и до тех пор рассказавший нам много интересного, показывает нам гору, на которую несколько месяцев назад поднялись азербайджанские солдаты, операция, после которой Шуша возвращена в состав Азербайджана. Он также говорит о первом фестивале, который уже прошел на великолепном плато, и рассказывает, что отныне здесь будет проходить множество фестивалей. «Шуша возвращается к жизни. Это наша гордость, и мы будем рады принять вас здесь в любое время», – говорит он нам.

Ночуем в единственном отеле, который работает в населенном пункте, а утром продолжаем путь.

4 июля 2021 года. На этот раз наша цель – Зангеланский район. По дороге та же безрадостная картина – разрушенные дома и ни души, кроме военных и полиции, дислоцированных в этом районе. Приезжаем в Агалы и приятно удивляемся масштабам работ на огромной стройке, которая оказывается на нашем пути. Там строится новая деревня (потому что от старой ничего не осталось). И это не простая деревня, а построенная по концепции так называемой «умной деревни». Уже построено множество домов с применением новейших и экологически чистых технологий. Нам сообщили, что уже известно, кто приедет жить в село, кто возглавит местность, кто будет врачом, кто будет заниматься высокопроизводительным сельским хозяйством, благодаря протекающей рядом реке и т. д. Другими словами, Агалы станет символом возрождения всей зоны, и, судя по темпам работы, это произойдет в ближайшее время.

Полдень. Мы голодны, но понимаем, что находимся посреди практически безлюдной местности, поэтому не придирчивы. И когда мы уже готовы мириться с голодом, утешая себя мыслью, что далеко не все могут увидеть то, что видим мы, нас приглашают в казарму по соседству, где азербайджанские солдаты делятся с нами едой. Ничего особенного – нам подают картошку с бараниной, лаваш, немного фруктов и сок из металлической солдатской чашки. Но наша признательность не знает границ – если бы эти солдаты не разделили с нами трапезу, мы бы остались голодными.

Мы спрашиваем, как мы можем попасть в так называемый Зангезурский коридор, где планируется строительство железнодорожного узла, имеющего стратегическое значение. Один из офицеров, видимо понимая, что нам нужно пересекать безлюдную местность, где мы не встретим никого, кто подскажет дорогу, предлагает нас сопровождать. Прибыв на место, мы убеждаемся в важности этого железнодорожного узла, и даже для дилетантов в этом вопросе, таких как мы, ясно, что эта цель сыграет решающую роль в возрождении региона, который умер на 28 лет.

Мы бродим по окрестностям весь день, вживую документируя реальную ситуацию и текущие проекты. И заключительным аккордом дня стало посещение границы между Азербайджаном и Ираном на участке, который в течение 28 лет не контролировался властями Баку. Азербайджанские военные радушно приветствуют нас, разрешают фотографировать, хоть мы и ожидали каких-то запретов, и гордо говорят нам, указывая на флаг Азербайджана, поднятый на мосту, разделяющем две страны: «Теперь на этой границе тихо и спокойно – как должно быть и как будет отныне».

Ближе к вечеру мы отправились в Баку. Дорога сложная – несколько часов по выбоинам на дорогах в районе, где никто не жил последние 28 лет, затем еще несколько часов пути прямо в столицу Азербайджана. Устали, еле разговариваем, но полны впечатлений. Не знаю, о чем думали другие журналисты по дороге в Баку, но я понял, что этих двух дней мне достаточно, чтобы по-другому взглянуть на жизнь. И еще одно – я обещал обязательно вернуться в этот регион, поскольку я видел столько любви и самопожертвования от азербайджанцев к этой земле, я уверен, что они превратят ее в одно из самых прекрасных мест на планете.

 

Игорь Волницки

 

Комментарий

Топ новости

Опрос

  • Чего вы больше всего ожидаете в 2021 году?

    View Results

    Загрузка ... Загрузка ...