[ X ]
Комментарий6 Октября 2018 14:00

Что обусловит возвращение Республики Молдова к региональным партиям 

Почти 20 лет (с 1999 года) в Республике Молдова есть только республиканские партии. Те немногие региональные партии, которые существовали ранее в Республике Молдова, прекратили свое существование после партийной реформы в 1998-1999 гг. Но, так как история повторяется, похоже, что в обозримом будущем Молдова снова вернется к региональным партиям. 

В Европе существуют три подхода к региональным партиям. Первый – страны, где категорически запрещены региональные партии. Лучшим примером в этом смысле является Португалия, в составе которой есть архипелаги (Азорские острова и Мадейра), у которых есть статус автономных регионов. В п. 4 ст. 51 Конституции этой страны предусмотрено, что «ни одна партия не может быть создана, если ее название и уставные положения указывают на ее региональный характер».

Второй – страны, которые запрещают региональные партии, но не категорически. Хорошим примером в этом смысле является Россия. Хотя это федерация с более чем 80 субъектами, в России не разрешена деятельность региональных партий. Конституция напрямую трактует право граждан на объединение, в том числе в политические партии, но условия регистрации политических партий делают невозможным их существование в России.

Третий – страны, которые позволяют деятельность региональных партий. В связи с этим, самым актуальным является пример Испании (17 автономных единиц, в которых есть минимум по одной региональной партии).

В Молдове подход к региональным партиям очень похож на российский. То есть, законодательство не запрещает напрямую деятельность региональных партий, но положения законодательства, касающиеся регистрации политических партий, делают их существование практически невозможным.

Несмотря на то, что ст. 41 Конституции Республики Молдова «Свобода партий и других общественно-политических организаций» предусмотрено, что  (1) Граждане могут свободно объединяться в партии и другие общественно-политические организации, способствующие выявлению и выражению политической воли граждан и участвующие в выборах в соответствии с законом. (2) Партии и другие общественно-политические организации равны перед законом. (3) Государство обеспечивает соблюдение прав и законных интересов партий и других общественно-политических организаций, в ст. 8 Закона о политических партиях «Подача документов для регистрации политической партии», в пункте д) предусмотрено, что «учредительный документ, к которому прилагаются список членов партии, число которых не может быть менее четырех тысяч, учредительные документы территориальных организаций партии, список делегатов, участвовавших в учредительном съезде. На момент учреждения партии ее члены должны проживать в не менее чем половине административно-территориальных единиц Республики Молдова второго уровня и при этом не менее 120 членов в каждой из указанных административно-территориальных единиц». Именно это положение, которое было введено в 1998 году, практически запрещает существование региональных партий в Республике Молдова.

До этого момента, в Республике Молдова существовали только две региональные партии: Народная партия гагаузов и Народная партия «Ватан». Народная партия гагаузов никогда не участвовала в республиканских выборах, несмотря на то, что лидер этой партии много лет занимался политикой в гагаузской автономии, и даже был примаром города Комрат. На выборах в Народное собрание Гагаузии в 1995 году партия получила всего один депутатский мандат, хотя выдвигала четырех кандидатов. Он достался лидеру партии Константину Таушанжи от избирательного округа №. 5 в Комрате.

Народная партия «Ватан» тоже была создана как региональная партия. На выборах башкана Гагаузии 28 мая 1995 года политформирование выдвинуло в качестве кандидата Михаила Кендигеляна, который набрал 17 924 голосов (23,7%) и прошел во второй тур, где 11 июня 1995 года проиграл Георгию Табунщику. Во втором туре Михаил Кендигелян набрал 22 081 голосов (31,9%). На выборах в Народное собрание Гагаузии в 1995 году партия «Ватан» выдвигала 16 кандидатов, однако только 5 из них (15,1%) стали депутатами. В парламентских выборах 1998 года «Ватан» принимала участие в составе избирательного блока «Социалистическое движение», который набрал всего 1,83% голосов избирателей.

Эти два примера региональных партий указывают на то, что опасения в связи с тем, что такие политформирования могут поставить под угрозу территориальную целостность Республики Молдова, были необоснованными. На самом деле, региональные партии и не смогли бы продолжать свою деятельность, если бы представляли угрозу для государственности, суверенитета и целостности страны.

Ст. 41 п. (4) Конституции напрямую предусматривает, что « Партии и другие общественно-политические организации, цели или деятельность которых направлены против политического плюрализма, принципов правового государства, суверенитета, независимости и территориальной целостности Республики Молдова, являются неконституционными». Релевантной в этом смысле является и с т. 3 Закона о политических партиях « Ограничения деятельности политических партий», которой предусмотрено: (1) Политические партии, которые посредством своего устава, программы и/или своей деятельности выступают против суверенитета, территориальной целостности страны, демократических ценностей и правопорядка Республики Молдова, используют для реализации своих задач незаконные или насильственные средства, не совместимые с основными принципами демократии, запрещаются. (2) Присоединение политических партий к международным политическим организациям, цели или деятельность которых  не совместимы с положениями, предусмотренными частью (1), запрещается. (3)  Политические партии не могут осуществлять военную  или военизированную  деятельность, а также любую  другую деятельность, запрещенную законом».

Таким образом, законодательство в Молдове довольно жестко пресекает любые попытки сепаратизма или других отклонений такого рода со стороны региональных партий.

Когда Молдова все-таки будет вынуждена вернуться к региональным партиям, устранив все препятствия для их существования? Это неизбежно произойдет, когда нужно будет приступить к рассмотрению вопросов из так называемой III корзины, которая касается политического статуса приднестровского региона в составе Республики Молдова. Хотим мы этого или нет, но реальность такова, что на левом берегу Днестра существуют политические партии, несмотря на то, что политическая система в приднестровском регионе является неконституционной, она все-таки работает. В какой-то момент дело дойдет и до обсуждения интеграции политических систем двух берегов Днестра, а не только экономических, социальных, судебных и т. д. И тогда Тирасполь вряд ли откажется от собственной политической системы. В этом случае, единственным реальным решением будет изменение законодательства Республики Молдова таким образом, чтобы позволить партиям с левого берега Днестра объявить себя региональными, и продолжить свою деятельность в регионе. Не исключено, что в этом случае вновь возникнут региональные партии и в гагаузской автономии.

Все это наводит нас на мысль, что рано или поздно в Молдове все-таки появятся региональные партии, так как это было до 1998-1999 гг., а их возникновение, неизбежно, реконфигурирует всю политическую систему страны.

Думитру Спэтару

Опрос

  • Кто заслуживает звание «Политик 2018 года»?

    View Results

    Loading ... Loading ...